viktorbobrov89 (viktorbobrov89) wrote,
viktorbobrov89
viktorbobrov89

Сербия. День седьмой. 27 апреля 2014 года

   Ещё в пятницу или в субботу я договорился о поездке в Нови-Сад. Там меня должен был встретить Владо – кум Ивана, менеджера нашего хостела. Кумом в Сербии называют свидетеля на свадьбе, то есть, стало быть, когда Иван женился, то его свидетелем был именно Владимир. Мы созвонились ещё до моего выезда, и в воскресенье утром, едва поднявшись и позавтракав, я двинулся на главный автовокзал Белграда (БАС – «Београдска Аутобуска Станица») и приобрёл билет на автобус до Нови-Сада отправлением в 10.20. Билет обошёлся мне в 690 динар, то есть примерно в 298 рублей.
    Кроме того, я ещё и оплатил оставшиеся четыре ночёвки. Это обошлось мне в 4170 динар, или в 1793 рубля. Скидку мне сделал менеджер Иван (к куму которого я и ехал), а я за это поставил «Goodnight» 10 баллов на «Букинге». Впрочем, я их и так поставил бы, что уж греха таить – ребята-админы работали безукоризненно, помогая всем гостям и терпеливо снося их странности, выходки и чудачества.
    Поскольку это было воскресное утро, Белград ещё спал после вчерашнего. Спокойствие так и чувствовалось в воздухе. На улице стало довольно жарко, прямо как вчера днём.
    До Нови-Сада автобус доехал примерно за два часа, и примерно в 12.30 я уже стоял на перроне городского автовокзала. Я послал Владо СМС – он не отвечал. Я позвонил – он не брал трубку. Решив, что он где-то потерялся, я надумал пройтись по Нови-Саду в одиночку, благо, что главная цель поездки в этот город – крепость Петроварадин – располагалась на другом берегу Дуная, и по пути к ней я как раз посмотрел бы центр столицы Воеводины.
    Вообще-то, Нови-Сад лишён многих достопримечательностей, которые свойственны подобным ему европейским городам. Самые старые из сохранившихся в городе построек датированы XVII веком. Дело в том, что во время венгерской революции 1848-49 гг. Нови-Сад являлся одним из центров сопротивления австрийской короне, и в городе шли жестокие бои. В результате этих боёв многие старинные здания были разрушены, и теперь архитектура Нови-Сада стала ближе к классике XIX века.
    Венгерское влияние в городе заметно до сих пор. Во-первых, в Воеводине официальными языками являются сразу шесть – сербский, венгерский, хорватский, словацкий, румынский и русинский. Во-вторых, в Воеводине, особенно возле границы с Венгрией, довольно велика доля венгерского населения. В-третьих, одной из главных достопримечательностей Нови-Сада является высокая католическая церковь, которую в городе называют просто – Венгерская церковь.
    Я не спеша прогуливался по улицам Нови-Сада, двигаясь по карте города, которую купил в одном из киосков. Около этого же киоска я увидел «восьмёрку» одной из первых модификаций – с короткими крыльям. Надо же, какие экспонаты попадаются в Сербии.

Кстати, на улицах Белграда я видел множество «Жуков» из семейства «Фольксваген», и они вполне бодро катались по дорогам. Климат в Сербии хороший, машины тут почти не гниют.
    Ну вот, наконец, и Дунай. Я прошёл по мосту на левый берег реки, не забыв соблюсти традицию и бросить в воды Дуная несколько монет. А вот уже и сама крепость! Мощные бастионы Петроварадина грозно смотрели на правый берег Дуная.

Когда-то здесь проходила граница между Австрийской и Османской империями. Петроварадин и строился под руководством австрийских офицеров, и предназначался для обороны от турок.
    Пока я гулял вдоль бастионов крепости около Дуная, мне пришла СМС от Владо. Он спросил, где я. Я ответил, что нахожусь около крепости. Затем я стад подниматься к цитадели Петроварадина по каким-то туннелям и проходам между бастионами.
    На месте бывшей цитадели крепости находились музей, гостиница, ресторан, галереи местных художников и умельцев и ещё какие-то заведения.

Там я и ожидал Владо. Он несколько раз позвонил мне, выясняя, где я конкретно нахожусь, и предупредил, что приедет на машине. Да уж, разговаривать с иностранцами по телефону намного труднее, чем переписываться или разговаривать лицом к лицу.
    Ну вот, наконец, Владо и приехал. Он приехал не один, а с другом по имени Жарко, и машина – грузопассажирский «Рено» - принадлежала именно Жарко. Мы поздоровались, представились друг другу, после чего я забросил куртку в машину – ибо жара нисколько не спадала – и мы пошли гулять по стенам Петроварадина.
    Владо тогда было 28 лет, а Жарко – 29. Владо работал на ТЭЦ, находящейся недалеко от Нови-Сада, а Жарко занимался семейным бизнесом со своей матерью. Оба они были одеты по-простому, мало чем отличаясь от своих российских сверстников.
    Мы постояли на высоких бастионах Петроварадина, откуда был хорошо виден Жежелев мост, а, точнее, оставшиеся от него опоры.

Мост был разбомблен авиацией НАТО в 1999 году. Хорошо были видны и офицерские казармы Петроварадина вместе с крепостным госпиталем, находящиеся чуть в сторону от цитадели. Сохранились они довольно хорошо, по крайней мере, так кажется при взгляде сверху.
    Разговор незаметно перешёл ко Второй мировой войне. Владо и Жарко говорили про Дражу Михайловича, лидера сербских четников. Я спросил, кого они уважают больше – Михайловича или Тито? Парни признались, что Михайловича. Впрочем, этого ответа я и ожидал.
    Прогулявшись по стенам и бастиона Петроварадина, мы решили ехать в город и где-нибудь посидеть. Сказано – сделано. Втроём мы уселись на двух сиденьях и поехали в центр Нови-Сада. По пути я рассказал парням про хорватку и черногорку, с которыми познакомился в хостеле. Владо с большой уверенностью заявил, что это, скорее всего, были проститутки, приехавшие в Белград «поработать» на выходных.
    «Рено» затормозил в каком-то дворе недалеко от центра города. Мы вышли из машины, и я увидел… артиллерийские орудия, преспокойно стоявшие у какого-то задрипанного кирпично-стеклянного здания наподобие наших многочисленных торговых центров. Орудия стояли около тыльной части здания. Мало того, в небольшом закутке, образованном у этого же здания, стоял настоящий танк – малый, старый, неизвестного мне производства, с пушкой и люком, в общем, нормально сохранившийся. И всё это вооружение не имело какой-либо охраны или ограждения.


    Мы прошли мимо городского музея Нови-Сада к одному из немногих работавших в воскресенье обменных пунктов. Там я поменял евро на динары, и мы втроём двинулись дальше, пытаясь найти место, чтобы посидеть. Наконец, нам – а, точнее, Владо и Жарко – приглянулось какое-то местное заведение под открытым небом. Как я понял, это был аналог пивной, ибо еды в заведении не водилось.
    Тут мы и просидели около двух часов, распивая красное вино производства Фрушка-Горы (так называется природный заповедник, который находится рядом с Нови-Садом.) Поговорили мы с ребятами буквально обо всём: о России и Сербии; о прошлом и настоящем; о службе в армии и работе на гражданке; о мафии и о бизнесе; о мужчинах и женщинах. Конечно, мой слабый уровень владения сербским языком сковывал наше общение в скорости, ибо ребята не владели русским, но зато им было очень приятно, что гость из России говорит по-сербски.
    Спустя какое-то время после начала нашей посиделки к нам подтянулась Елена – подруга Владо, симпатичная темноволосая девушка. И вскоре уже вчетвером мы двинулись гулять дальше. Мы прошли через площадь Свободы, где я купил пару магнитов, а Владо купил мне в подарок ещё один. Около нови-садского народного театра мы прошли внутрь другого заведения, где я впервые испробовал бурек (лепёшку с мясом внутри) и каймак (нечто среднее между сыром и сметаной.) Было это, конечно, вкусно. Вообще сербы молодцы, традиции национальной кухни они соблюдают довольно твёрдо.
    Посидев в ресторане буквально 10-15 минут, мы пошли гулять дальше. Кстати, во всех посещённых нами местах платили Владо и Жарко, я вроде бы попытался разок достать деньги, но они быстро «осадили» меня.


    Третьим нашим местом заседания стала обычная сербская кафана, в которой мы попили кофе по-турецки, после которого обязательно нужно попить воды, благо, что её изначально подают вместе с кофе. Дело в том, что от турецкого кофе на зубах остаётся кофейная крошка.
    Дело уже приближалось к вечеру, и нам нужно было расходиться. Мы сфотографировались на прощание, затем я попрощался с Владо и Еленой – они пошли домой – а Жарко, хоть и «поддал», вызвался отвезти меня до автовокзала.


Доехали мы примерно за 10 минут. В кассе я купил билет на автобус до Белграда отправлением в 20.00, который уже стоял на перроне. Билет обошёлся мне чуть дороже, чем утренний из Белграда в столицу Воеводины – в 710 динар.
    Мы с Жарко обнялись на прощание, после чего я пошёл на посадку, не забыв показать на прощание Жарко сербское троеперстие.
    На душе было хорошо – в Нови-Саде побывал, крепость посмотрел, с сербами подружился, выпил, погулял. Погода была хорошая, а вот дома, в России, в это время – в конце-то апреля! – шёл снег. Вовремя я поехал в Сербию, ничего не скажешь.
    Автобус доехал до Белграда по платной автомагистрали довольно быстро. Земун, Нови-Београд, Бранков мост – и вот уже Главный автовокзал Белграда. Пешком я дошёл до хостела минут за 15-20. К этому времени стемнело, ведь на часах уже перевалило за десять вечера.
Tags: Нови-Сад, Сербия, друзья, история, транспорт, туризм
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment