viktorbobrov89 (viktorbobrov89) wrote,
viktorbobrov89
viktorbobrov89

Армия. Июнь-июль 2008 года. Призывной пункт в Егоршино

Всё чё-то хотел начать летом описывать каждый месяц службы, но постоянно что-то мешало - то чемпионат мира, то увольнение с работы, то поиск новой работы, то кошка рожает, то ещё какие-то причины. В общем, только сейчас смог приняться за дело.

Я не собираюсь мегаподробно расписывать здесь прямо вот каждый день моей службы в армии, да и действительно за 10 лет многое подзабылось. Но самое интересное, конечно, осталось. Благо, в век интернета фиксировать важные моменты жизни стало намного проще. Другое дело, что многие люди считают важными моментами всякую хуйню, но это уже их личное дело, "пер-со-нальное". Итак, служба!

Поскольку родился я в конце 1989 года, то на комиссии меня дёргали и в ходе призыва осень-2007, но как декабрьского трогать не стали, а оставили на весну. Я уволился с работы ещё в январе, решив пару месяцев до начала военкоматских дел отдохнуть. Заодно встал на биржу, записался в очередь на курсы стропальщиков (от биржи же), ковырялся в гараже со своей "шохой", иногда халтурил на разгрузке товара. Не пил. Вообще. Но курил.

Делюга с военкоматом оказалась дольше, чем я думал - комиссия в апреле, повесток всё не было, ну только к концу мая что-то начало появляться. И то это были только бесконечные явки. Я, собственно, вообще был уверен, что меня в армию не возьмут - зрение -4, сколиоз и плоскостопие какой-то там степени. По бумагам, наверное, никто не захотел бы брать такого в армию (при наличии альтернативы).

Кстати, проверка зрения в военкомате вообще была трагикомическая. Прихожу к окулисту в первый раз, снимаю очки, ну и вижу, конечно, только ШБ и МНК, хотя на память уже пол-таблицы мог назвать. Врачиха велела сесть поближе, закапала атропин или какую-то подобную хрень и велела прийти минут через 20. Я пришёл как надо, и, естественно, чудесным образом увидел уже то ли четыре, то ли пять строк )) короче, поставили мне в военкомате "годен с ограничениями".

Настал месяц июнь, начался чемпионат Европы по футболу, начались (как нельзя "вовремя") мои курсы стропальщиков. Я надеялся, что успею сдать экзамен и получить корочки перед призывом. А призыв-то уже заканчивался! Вот уже и вторая половина июня началась.

Ну, наконец, я узнал дату своего счастья - 23 июня 2008 года, с вещами и прочей муйнёй. Это было через день после знаменитого матча Россия-Голландия, естественно, я уходил в армию в более-менее приподнятом настроении. Собственно говоря, я был уверен, что уж на призывном пункте никакого атропина не будет и меня просто развернут обратно домой, с моими-то тогдашними физическими данными.

Проводины я устраивать не стал, да и не на что было. У самого у меня, правда, оставались деньги - то от зарплаты, то тачку продал в апреле, то пособие-то от биржи получал. Около 20 тыщ осталось, я попросил маму в случае моего всё-таки призыва положить их на депозит в банке сроком на полгода, а потом опять на полгода.

Но нескольким друзьям я, конечно, сказал дату и время моего отправления на службу. Никто из них не пришёл к военкомату. Честно говоря, было стрёмно - у нескольких парней, кого отправляли вместе со мной, пришло по 15-20 и больше человек, а у меня только мама одна.

Нас погрузили в "Газель", которую в тот день никто не пытался перевернуть, и мы поехали в Егоршино. С собой у меня был рюкзак, оделся я в самое простое, телефон оставил дома (хоть и древний "Самсунг", а жалко), положил в карманы около 500 рублей, да ещё сотню или две зашил в поясницу шорт, сделал "соплю".

Жизнь на призывном пункте можно описывать долго, но не буду, хотя я прожил там 12 дней. Стресс был только первый день-два, потом всё стало проще и привычнее. В первый день, правда, я сильно вникал, когда меня всё-таки признали годным, но ничего, постепенно адаптировался. Каждый день из нашей 1-й роты уезжали одни пацаны и заезжали другие, со многими я уже познакомился и чуть ли не подружился.

Между собой мы жили нормально. Не помню ни одной драки или даже крупной ссоры. Люди просто не успевали так сильно устать друг от друга, чтобы начать ссориться. В Егоршино было не принято чё-то делать "в крысу" или жадиться - все делились жратвой, сигаретами, давали телефон, чтобы позвонить домой. После отбоя жрачка только так летала по располаге роты - то бутылка газзявы, то бананы-яблоки, то конфеты, то шоколадки. Особенно хорошо стало, когда в роту приехало сразу 5-7 человек с Режа и района. Я никого из них до этого не знал, но мы очень хорошо задружились. А ребята все эти были из более богатых семей, чем я, к ним приезжали родственники, и приезжали не с пустыми руками. И земляки постоянно делились своим добром, спасибо вам за это, пацаны.

Наши командосы - старшина (Толян с Белебея, сержант по званию, призыв весна-2007 с Еланской учебки) и командир роты (подполковник Сивицкий) - были вполне добрые и адекватные, за косяки наказывали, а так не обижали. После отбоя, когда начиналось перекидывание жрачкой, Толян изредка выходил из своей комнаты и орал "Да вы блять заебали уже, щас строиться будем и бегать!" или в таком же духе. На какое-то время жратва переставала летать, но потом всё возобновлялось. Спал я там как убитый, но как же меня накалял этот сраный подъём в шесть утра...

Каждый день (кроме дождливых) была зарядка, иногда ещё какие-то мероприятия - беседы, концерты, спорт. На третий-четвёртый день пребывания в Егоршино я стал писарем роты, так как меня вычеркнули из списка "покупаемых" в ВВшную часть в Озёрске (слава Богу), и на какое-то время моя судьба стала вообще неопределённой. Как писарь, я записывал в журнал данные всех вновь прибывающих и выдавал им постельное бельё, заодно подсказывал, какие койки свободные. В роте почти всегда было по сотне человек или около того.

Мне уже стало казаться, что меня так никуда и не "купят" до конца призыва. Не хотелось менять вольную егоршинскую жизнь на настоящую армию. Ну в Егоршино конечно тоже армия чувствовалась - строевая подготовка была вполне серьёзной, в столовую ходили строем, а посуду уносили крайние (за столом сидело по восемь человек, и посуду всего стола уносили двое или один). Как-то один день даже пытались учить устав. Но в целом, конечно, на призывном был рассос - смотрели телек, сидели по нескольку часов в курилках на улице, играли в карты и нарды, болтали за жизнь.

Где-то в самом конце июня или уже 1 июля меня вроде как внесли в список - опять ВВ, учебка связистов в Саратове. Нас вызвали на собеседование, пришло порядка 25 человек. Заходили все по одному, капитан и прапорщик заставляли раздеться по пояс и задавали вопросы. Капитан оказался человеком весьма скрупулёзным, он подошёл к делу отнюдь не поверхностно.

Вот пришёл и мой черёд. Разрешите войти, заходи, ляси-тряси... Разделся по торсу, блистаю своими костями. Капитан смотрел в моё дело.

- Безотцовщина, аха? - уточнил он.

- Ну вроде как, - кивнул я.

- Понятно... Отца встретишь - в ебало дашь? - вдруг спросил капитан.

Я молчал. А чё сказать-то? Мне таких вопросов ещё не задавали никогда в жизни.

- Ну чё молчишь? Я бы дал, - усмехнулся офицер. - Ладно, это твоё дело личное. Тебе, можно сказать, повезло. Служить во Внутренних войсках - всё-таки лучше, чем в частях министерства обороны. Но у тебя слабое зрение, ты рахит. Мне неохота, чтобы у меня потом были проблемы из-за тебя. Возьмём с собой, если ты скажешь мне - "Товарищ капитан, я накачаюсь, наберу здоровья, всё будет нормально". Если не уверен - лучше скажи сразу.

Ну, капитан сам дал мне подсказку.

- Нет, товарищ капитан, я в себе не уверен, - сквозанул я в открывшуюся дверь капкана.

- Ладно, иди, желаю удачи в других войсках, - кивнул капитан.

- Ну и дурак! Всегда надо быть в себе уверенным! - резюмировал напоследок прапорщик.

Прошло 10 лет, этих двоих покупателей с Саратова я не забыл до сих пор. Лица не помню, а слова помню. И до сих пор в Саратове я не побывал )) Только на вокзале был.

Я вернулся в свою 1-ю роту, там рассказал своим приятелям о разговоре с покупателями. Кто-то похвалил, что я отказался, кто-то заметил, что такими темпами я просто попаду в учебку в Елань, где пиздец, кто-то обзывал капитана за такие вопросы об отце. А я... заплакал. Просто сидел и плакал. Как-то отвык от того, что у меня папа есть, а ведь он есть! Я не видел его до службы уже больше трёх лет. Вот капитан спросил, дам ли я отцу по ебалу, если встречу. "А вдруг реально встречу?" - думал я сквозь слёзы. Ведь это мой отец, почему он даже не знает, что сын почти в армии, почему он не приедет сюда так же, как приезжают тысячи отцов со всей области?.. Тогда я ещё не знал, что отца я не увижу больше никогда. Я не увижу его даже мёртвым в гробу. А увижу только урну с надписью, а потом крест с 16 цифрами.

Ну ладно, слёзы вытекли, стало легче. Ещё несколько дней прошли спокойно. Забыл сказать: в штаб на собеседование призывники вызывались по громкой связи. Перед объявлением в динамиках звучала какая-то мелодия, даже не помню, какая именно.

2 или 3 июля я позвонил маме и попросил её приехать ко мне в выходные, в субботу 5-го или в воскресенье. Всё-таки я уже почти две недели был на призывном, а мама ещё ни разу не приезжала. Я попросил её привезти что-нибудь пожрать и новые носки (мои после нескольких хороших зарядок уже совсем исхудали). Все ребята, которые приехали в Егоршино со мной в один день, уже давно отправились служить.

Но визита мамы я не дождался. Утром 4 июля, буквально сразу после завтрака, прозвучала мелодия, и я услышал свою фамилию вместе с ещё двадцаткой других. Пошёл в штаб. Там опять был ВВшный капитан, только уже намного старше по возрасту, ему впору было полковником быть. Он объяснил нам, что едем мы служить в Нижний Тагил, во Внутренние, естественно, войска. Не было никаких собеседований - дали полчаса на сборы и прощание с друзьями. Кто-то из ребят пытался отказаться - залупу на воротник, отказы и отмазы кончились, призыв уже заканчивался. Быстро-быстро забежали в егоршинский чепок, купили кто сигарет, кто попить, забежал в роту, собрал вещи, попрощался со старшиной и с ребятами, с кем успел, и к штабу. Было страшно и интересно. Я получал очередной урок психологии: невозможность уклониться от выполнения задачи мобилизует. Саратовские покупатели дали мне шанс отступить - я отступил, сканил, пусть зассал, я не отказываюсь от своей слабости. Покупатель из Тагила (как потом оказалось, даже не из Тагила) не давал никакой возможности отступить, хотя говорил с нами абсолютно вежливо и без "рахит", "в ебало дашь", "дурак" - и я не смог опять проявить слабость, встать на скользкий путь ссыкуна и чмошника. Возможно, действительно правильно сделали русские воеводы в 1380 году, когда сожгли мосты через Непрядву? Ладно, не будем тревожить кости предков, я лишь знаю, что вот они тогда точно уж не ссыканули и не сдали заднюю. И да, воистину Бог спас меня не только от в/ч 3445 и 3446 в Озёрске, но и от саратовской учебки. Вот прямо нисколько не жалею, что моя очкастая (тогда) физиономия не украсила строй озёрских и саратовских рот и батальонов.

...Загрузились всей толпой в жёлтое недоразумение под названием "микроавтобус", поехали! На спине висел рюкзак, в карманах звенели остатки денег, пачка сигарет и зажигалка. Буквально через несколько часов мне предстояло расстаться со всем этим.

Продолжение следует! А фоток с призывного нет, уж простите. Даже и не доказать, что я там был ))

Tags: Россия, армия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments